• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
22:42 

Предвыходное

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Чёрно-рыжий предморозный вечер - время расплывающихся пушистыми шарами фонарей в свободном, почти безлюдном пространстве, глубокого чёрного бархата наверху и настоящих звёзд, блестящих в нём. В этом полусвете легко идётся - будто летается - всей незримой компанией (да, даже я делаюсь почти невидимкой). Обратно же почти бежала, иногда нервно хихикая (компания с деланным подозрением интересовалась, с чего вдруг этот эйфорический блеск в глазах) и прижимая к груди вот это:

Да, я долго убеждала себя и всех, что никому из нас это не надо, и что у нас полно всего нечитанного на зиму, а это я, скорее всего, и читать-то по хорошему не буду/не смогу. Но... Но... Нет, это сильнее меня.

Правда, это как раз из "Стихов о неизвестном солдате" и вообще-то несколько другие "миллионы". но в любом случае, кто-то знал, чем меня зацепить
Не доходя до дома, на качельках перелистали фотографии. *хорошо, даже качельки почти уже не приватизируют* Да, всё, как и надо было. И хватит уже оставлять на вечное "потом".

@темы: книги, das grosse Glueck, Mutter Angst und Vater Schmerz

21:15 

На пороге зимы

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Выбрались в книжный, набрали себе Набокова ("Камеру обскура" и "Отчаяние") и ещё зачем-то "Колымские рассказы" Шаламова. *крысь, зачем тебе целая книжка "колымских рассказов"? тебе ж нехорошо станет с такого количества* Хотя да, мне тут подсказывают, что можно не все и не по порядку. Так, под настроение. *впереди целая зима*

Т.е. да, вообще-то я сейчас пишу, а когда я пишу, то всё "со стороны" обычно мешает и сбивает все настройки. Но сейчас какой-то совсем особый случай. Эта вещь - она как будто слегка помимо меня, сама по себе. Она обособленна, течёт по каким-то своим законам - хотя да, это всё тот же самый мир, я прекрасно его узнаю, я бы даже сказала - это что-то из самых его глубин, из недр. да, образ разрытой земли меня тоже теперь преследует. побочные эффекты, чо
Вот почему у меня ГГ - именно тот, кто у меня ГГ. Он странный, я его не понимаю... Ну, или наоборот, в чём-то слишком нормальный. Почему не его старший брат - архивист и латентный искатель компромата... Почему этот жизнерадостный и наивный инженер-энтузиаст?
Я долго буду это писать. Может быть, очень долго. Прерываясь на другие, более краткие истории - а эта будет идти фоном. *зима будет длинной...*
Но думаю, когда-нибудь я её закончу. Мы её закончим.

@музыка: Lacrimosa - Satura

@темы: околотворческое, медиатор, книги

01:55 

Три толстяка (пьеса)

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Если сказка - это запутанный красиво-глючный сон, часто абсурдный, иногда кошмарный и всегда на кромке реальности...
То пьеса - это бродячий театр и цирк шапито вместе взятые. Это представление, даже не пытающееся прикинуться чем-то другим. И вроде все смеются, но за этим постоянно мелькает какая-то чисто цирковая дьявольщинка.
Здесь мне безусловно нравится Тибул - может, даже больше, чем в сказке. Его революционность - это революционность романтика и мечтателя, и оттого он более уязвим. (И в начале напоминает мне Феликса).
Суок - практически та же, но как будто чуть-чуть другая. Чуть-чуть более взрослая, может быть. И да, она всё-таки одна из самых моих любимых женских персонажей всех книг и фильмов.
Здесь, правда, есть ещё Алина, которая мне тоже понравилась, но которой до обидного мало. Такое ощущение, что автор её придумал и придумал классно, а потом как-то забыл дать ей нормальную роль. Впрочем, нет, сцена с ней и Гаспаром прекрасна.
"- Стой. Стреляю.
Осечка. Ещё раз. Стреляю.
Осечка. Ещё раз. Стреляю.
- Я убит или опять осечка?
- Осечка. Я говорила тебе, Август, что из такого пистолета стрелять нельзя".

*так и слышу её флегматично-машинный голос)*
Кто сильно потерял в эффектности - так это Тутти. У него по природе не очень яркий, переливчатый образ: это лунный свет, засохшие лепестки роз, нечто хрупкое, не от мира сего. В шуме и гаме пьесы он просто теряется.
Раздватрис, будучи в сказке безобидным, в общем-то, дурачком, которого иногда и пожалеть тянет, здесь обнаруживает какую-то почти садистскую сучщность.
А вот продавец шаров оказывается "внезапно нашим", что неожиданно, но забавно. Кстати, фишку с пантерой сходу даже не просекла, перечитывала. Вот это правильно, я считаю. Хотя пантере по любому не повезло. Но здесь её хотя бы не использовали так откровенно и некрасиво.
Да, Просперо в этом эпизоде выглядит, несомненно, лучше в моральном плане. (В сказке... Да, она, конечно, сказала "беги, я за тобой", но она, извините, 12-летняя девочка, а он - взрослый мужик, фактически профессиональный революционер. Что значит "она сказала"?) Здесь же всё обставлено по-другому и вопросов не вызывает.
Хотя, если честно, какого-то яркого индивидуального образа за Просперо не появилось. В сказке была некая стихийная сила, чуть заметно маячащая угроза... А здесь это исчезло, взамен же не появилось ничего. Просперо - скорее, символ: символ восстания, символ борьбы... Его личности я не вижу.
Хотя нет, был один момент... Прямо перед финальным разоблачением Тибула, на фразе "Где Суок?" Прямо слышу его интонацию - ледяную и очень тревожную. Как будто у него есть догадка, и больше всего он хочет, чтобы она оказалась неправильной.
И всё-таки самое-самое для меня в пьесе - это Тибул, прикидывающийся палачом. И, наверно, даже не с куклой, а раньше, с настоящей Суок. Это так... так мило и одновременно стрёмно.
Вообще, это надо читать как вариацию на тему. Сказка первична. Пьеса - автор здесь развлекается, очерчивая кругами уже нарисованное и танцуя по собственным узорам.
запись создана: 20.10.2015 в 01:53

@темы: книги, Три толстяка

00:26 

Набоков, "Под знаком незаконорожденных"/ "Bend Sinister"

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Вчера ночью добили дочитали Набокова.
*про Набокова как-то не получается "добили", он сам добивает*

Странные у меня отношения с его книгами... Обычно, если я чувствую, что книга вступает со мной в диссонанс - с самого начала или потом вдруг заворачивает "не туда" - она мне довольно быстро надоедает. Ну или, если в ней всё же есть что-то "моё", читается, но через силу, с постоянным мучительным "ну хватит уже об этом".
Миры и герои Набокова - это определённо не "моё", но никакого отторжения практически не вызывают. Наверно, потому, что автор не пытается что-то доказать, убедить вас в чём-то, сказать, что надо именно так, а не вот так... Он с порога заявляет: "Я вот тут с куклами играюсь, как хочу, так и играюсь. Хотите - можете посмотреть, а нет - так вас сюда и не звали".
Но да, игра безусловно искусна, все эти иллюзии тени и солнечных узоров завораживают, и тянет рассматривать их дальше. И фиг с тем, что автор постоянно маячит на заднем плане и его манеры отчётливо раздражают. Пусть; то, что он делает - красиво, чёрт возьми.
Много и местами спойлерно. Хотя ненамного более, чем у автора в предисловии.

А вообще... Мне редко хочется сразу после одной книги прочитать что-нибудь другое у того же автора, пресыщение наступает, что ли... Но вот сейчас хочется прочитать ещё что-нибудь набоковское. Мы только так пока и не решили, что именно.

@темы: книги

02:31 

Пунктиром

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
"Lass mein Licht noch brennen
Und gib mir deinen Namen,
Seid still
Und lasset mich leben". (с)


Это так мило, что здесь носятся стаи ворон и кричат.
Более милые только галки. Их погладить хочется.

Без кофе сначала пропадает вдохновение (что сейчас не особо критично, но всё-таки), через несколько дней это выливается в "кажется, это существо подыхает".
*взяли кофе. не подыхай, существо*

Сны наполняют самые разные люди во всех сочетаниях - ближайшие родственники, ближайшее окружение, рэндомные бывшие одноклассники, бывшая научрук, обвинявшая меня в создании "какого-то монструоза", собственные герои (из которых, по крайней мере, другой "монструоз" был точно)... В общем, "собрание всех граций". А, нет, вру. О. всё-таки не было.

Ну, т.е., по итогам всех сейчас существующих текстов, в плане сюжета (именно сюжетных поворотов, а не ошибок, стилистики, мотивации, устройства мира и прочего) меня пока обвинили дважды:
в смерти Машеньки
и в том, что Эрлин свалил за границу.
Интересно, это много или мало.

Нет, отечественный триллер/ужастик/что-то около того совсем неплох. Правда, когда в предполагаемый момент наибольшего драматизма вместо того, чтоб пугаться, начинаешь безостановочно истерически ржать - потому что на экране творится какой-то трэш... Ну, не самый благоприятный признак для фильма) Но на рядовой триллер/ужастик/что-то около того, скажем, американского производства вполне тянет. И даже напоминает когда-то нежно мной любимого Стивена Кинга, у которого к концу книг/фильмов тоже нередко сгущается забористое нечто.
Но местами было красиво. И зимняя Москва, да.
*хотя всё же детские страшилки (в духе той же пиковой дамы) в аутентичном виде пугают и впечатляют куда больше*

А вот когда у Набокова проезжает большой черный автомобиль и у меня мелькает мысль, что это за людьми, у которых остановился главгерой, а потом выясняется, что да, за ними... Это так и планировалось или это я такая упоровшаяся проницательная? или это автор лажанулся?

*сугубо аффторское*

*möchte schlafen... möchte schlafen... ich möchte nur schlafen... и так почти постоянно. а спится всё равно плохо. "я не помню, чтоб кто-нибудь из подлецов так ненужно и глупо страдал бессонницей"* Но нет, про Тень по Юнгу и по-другому как-нибудь потом.

@темы: цитатное, фильмы и около, сновидческое, околотворческое, медиатор, книги, вокруг, вещи, которые меня (не) любят

18:58 

О многом

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
У Соловецкого камня живут две маленькие крыски, но вчера их там не было. Наверно, они выходят только в сумерки.
(В начале сентября, когда мы вышли туда почти что случайно, меня внезапно очень удивило, что он прямо рядом с Лубянкой и что он в память именно о жертвах репрессий. Я, конечно, должна была уже знать и то, и другое, но вот почему-то удивило).

Из переданных (не мне адресованных) слов зачем-то заключить, что пишу так плохо, что даже критики не заслуживаю.
*а потом вот так походя это рассказать. ну да, ты не сволочь, просто трепло*

Набоков такой милый...
Из предисловия:
"Могут спросить, достойно ли автора изобретать и рассовывать по книге эти тонкие вешки, самая природа которых требует, чтобы они не были слишком видны. Кто удосужится заметить, что потасканный старый погромщик Панкрат Цикутин (тринадцатая глава) — это сократова отрава, что "the child is bold" в аллюзии на эмиграцию (восемнадцатая глава) — это стандартное предложение, посредством которого проверяют уменье читать у будущих американских граждан; что Линда все же не прикарманила фарфорового совенка (начало десятой главы); что мальчишки во дворе (седьмая глава) написаны Солом Штейнбергом; что "другой русалочий отче" — это Джеймс Джойс, автор "Winnipeg Lake" (ibid.); и что последнее слово книги вовсе не является опечаткой (как предположил один из чтецов)? Большинство вообще с удовольствием ничего не заметит; доброжелатели приедут на мой пикничок с собственными символами, в собственных домах на колесах и с собственными карманными радиоприемниками; иронисты укажут на роковую тщету моих пояснений в этом предисловии и посоветуют впредь использовать сноски (определенного сорта умам сноски кажутся страшно смешными). В конечный зачет, однако, идет только личное удовлетворение автора. Я редко перечитываю мои книги, да и то лишь с утилитарными целями проверки перевода или нового издания; но когда я вновь прохожу через них, наибольшую радость мне доставляет попутное щебетание той или этой скрытой темы".

Ну, это не считая того, что в этом же предисловии он сыплет спойлерами на собственный роман с видом "Да, я проспойлерил вам половину сюжета, и мне абсолютно пофиг, будете ли вы читать дальше". Ну мне-то ничего, я всё равно постоянно заглядываю вперёд, когда читаю, но... кхм...
Вообще Набоков - как раз из тех авторов, читая которых не понимаешь, как такие чудные вещи могли быть написаны таким... мм... неприятным человеком. Его преди/послесловия, статьи и прочее, где он пишет сам от себя, меня откровенно раздражают. Не прям сильно раздражают, скорее это что-то вроде "Слушай, чел, мы всё-таки твои читатели, можно же, наверно, чуть уважительнее к нам относиться... а хотя да, ты ж Мастер, кто ж тебе запретит".

Хотя да, желание обозначить, где тут какие фишки, вполне понятно)
мне тоже часто хочется влезть и объяснить, скажем, что "ведь нынче луна" во фразе Феликса - это цитата из "Чёрного человека"

Ах да. Вчера в очередной раз был повод подумать, что к "Freund Hein" должна всё-таки прилагаться сноска для близких знакомых аффтора.
Что это не Рита была свидетельницей у Нины Кобалевой, потому что я была свидетельницей у О., а наоборот. Я была свидетельницей во многом потому, что она была.
Я и немецкий начала учить, потому что она.
И вообще многое, потому что она.
А не наоборот.

@темы: вокруг, глючные знаки, книги, медиатор, околотворческое, цитатное

20:55 

Размышляемое

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Когда всё не ладится, мы... ну, в своём-то дневнике я могу в этом признаться, мы представляем фильм по "Идолу". Можно и по ЧЧТ, но лучше по "Идолу". Со всеми красками, с правильными интонациями, с идеально подобранными актёрами и поразительной способностью режиссёра улавливать все нюансы. Ну, вот такая идеальная экранизация, да. Излишне несамокритично, но успокаивает.
Очередной экзистенциальный кризис, да.

Сомневалась, давать ли маме читать SuS, а то F.H. же она прочитала и нашла мрачным и морально тяжёлым. А в моём-то восприятии первый рассказ был как раз более светлым и... ну... жизнеутверждающим, что ли. F.H. - это какое-никакое, но либидо. SuS же - мортидо в чистом виде, сплошной путь в потёмках.
Она прочитала. И сказала, что это лучшее из всего, что у меня есть на этот момент.
Т.е., на секундочку, когда я перестала заморачиваться реалистичностью и техническими подробностями и тупо написала всё, что хотела ещё сказать, ограничиваясь только временем действия (не позже второго курса/второго года Нонине) - это вот называется "лучше"?
Нет, у неё, конечно, своеобразные вкусы, и далеко не всегда они совпадают с моими... Но так пожалуй можно разочароваться в себе как в "авторе" окончательно)

Начали читать Набокова. На сей момент имеем
*тот самый фирменно-набоковский стиль (временами, может, излишне глючный, но по-настоящему классный и затягивающий)
*описание природы, от которого не оторваться и в котором узнаёшь нечто очень близкое
*эстетичный нуар (с фонарями)
*два блокпоста с туповатыми солдатами, которые фиг пропустят
*ночную прогулку по мосту
По-моему, пока отлично.

"Бледный бакалейщий вышел вперёд и сказал:
- Вношу предложение. Я подпишу ему, а он мне, и мы оба пойдём на ту сторону.
Кто-то едва не прибил его, но толстый солдат, видимо бывший за главного у этих людей, вмешался, отметив, что это разумная мысль".
(Курсив автора, в предисловии он поясняет, что это "пародия на повествовательные клише". Хотела было обидеться, но на этом месте стало слишком смешно. Он вообще каким-то образом делает так, что постоянно тихо хихикаешь не к месту. Смешно и стрёмно).

@темы: околотворческое, медиатор, книги, danke schlecht

20:49 

Abendbilder

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Уже тёмный и густой, ещё тёплый воздух. И долька луны. То, что надо.

Если проходить совсем рядом со стройкой или реставрирующимся зданием, оттуда веет холодом. И почему-то могилой.
*второй голос: землёй, крысь. всего лишь землёй*

Ну, т.е. Набоков, у которого мне очень понравилось "Приглашение на казнь", но у которого я ничего больше толком не читала. Ну, т.е. некое неназванное государство. Ну, т.е. тоталитаризм и диктатор Падук. Ну, т.е. главгер, который пытается в этом не участвовать. Ах да, они ещё бывшие одноклассники.
Ну, не знаааю... Вроде "всё, как вы любите", но есть подозрение, что опять будет "близко, но не то, хочу по-другому, как именно хочу - не знаю".
Попробуем почитать. Если нет, сделаем вид, что этого не было)

@темы: Mutter Angst und Vater Schmerz, вокруг, книги

00:10 

Про "Зеркало загадок", теперь окончательно

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Догрызли Гордера...
По большей части именно грызли, потому что какое-то оно всё неприятное, "но тут есть три строфы очень хорошие" (с) В смысле, в этих горах альтернативной психологии и физиологии, альтернативной астрономии (!) и, под конец, альтернативного пересказа библейского текста (нет, никакой оригинальной теософией в данном случае это не оправдывается), а также какого-то альтернативного моралите...
Так вот, во всём этом иногда мелькают крошечные осколки, ради которых мы и читали.
Когда вдруг, как наяву, веет зимой - и чувствуешь, что это именно та зима, морозная ночь со звёздами в небе и белеющими в темноте сугробами. Только автору это неинтересно, у него ИДЕЯ, у него СМЫСЛ. Автор, ну куда вы так бежите, ну дайте хоть потрогать... Ну ладно, нет так нет.
Ещё внезапно торкнуло... мм... фактически заочное прощание со спящей подругой. Почему-то было очень красиво и очень трогательно.
И несколько цитат пусть будет. Не обязательно прям понравившихся, но чем-то зацепивших.

читать дальше

@темы: книги, цитатное

20:56 

О "Зеркале загадок" Гордера

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Нет, ну как... как можно так красиво писать такую хрень?
Даже если отставить в сторону общую психологию (которую, как выяснилось, я ещё слишком хорошо помню), даже и тогда это хрень. Хоть и красивая. Атрибуты, образы - всё очень мило, да. Всё же остальное...
К тому же, странное впечатление от манеры автора: всё, что около секса - плохо и ужас-ужас, но мы всё равно будем возвращаться к этой теме снова и снова, практически на ровном месте. Есть в этом, честно говоря, что-то невротическое.

@темы: книги

22:55 

За несколько дней молчания

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Нет, я уже привыкла, что ночные бабочки, залетающие в комнату, обычно так из неё и не выбираются, а пауки традиционно приходят подыхать ко мне в постель... Но наблюдать, как на окошке загибается карамора - зрелище не из приятных. Помогла ей выбраться наружу. Если загнётся, то хоть на свободе, а не в каком-то застенке.
А снаружи, когда идёт дождь, почему-то пахнет мятой...

Вчера, как закончила с рассказом, надо было успокоиться и переключиться на время, так что решили посмотреть "Страну в шкафу", О. мне её скидывала уже приличное время назад. Нну что могу сказать... Вообще, тема тоталитарного государства и тема детской психотравмы мне кажутся слишком разными темами, чтоб вот так запросто сводить их вместе... *второй голос: ой, да ладно, кто бы говорил)* Нет, в смысле их можно сводить, но у режиссёра/автора сценария, видимо, как-то не пошло. Поэтому ощущение, что сюжет тянется во много сторон сразу, но так никуда толком и не приходит.
Но это ладно, это бы ничего. Но когда персонажи не могут не вызывать ассоциаций с твоими персонажами, а некоторые отдельные сцены - с некоторыми отдельными сценами, но в целом _всё_не_так_, они действуют и думают по-другому, они вообще другие... Вот от этого меня начинает корёжить, как не знаю от чего, независимо от того, насколько хороша или плоха история.
Поскольку успокоиться не получилось, почитали немного Юстейна Гордера, "Зеркало загадок". Не, начиналось всё довольно миленько, но если автор и дальше будет разводить такое лобовое морализаторство, я, пожалуй, буду на него сердиться.

А сегодня всё же дошли до Цветного Бульвара, потому что именно там находится место, которое в нашей реальности, наверно, соответствует ж/д мосту с обелиском в финале "Schuld und Sühne". Кажется, фотку с ним я уже выкладывала... Но пусть.

Там, конечно, обелиска нет, и мост не ж/д, а просто мост, но всё равно ощущение полной параллельности.

@темы: вокруг, глючные знаки, книги, медиатор, околотворческое, фильмы и около, фото

17:17 

Как кусочки мозаики

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Что ещё забыла сказать про "Детей Арбата" - трилогия просто нашпигована упомянутыми книгами, музыкой, фильмами etc. ... И хочется узнать, что же это такое они смотрят, что это играет в тот момент, что за события происходят в книге, которую он читает, параллельно с событиями сюжета... Но после первого порыва останавливаешься - потому что всё не охватишь, его там слишком много. Но может, хотя бы, часть... Приметы эпохи, любопытно же.
Пока только послушала содержание Вариной пластинки. "Рио-Риту" я, естественно, слышала и прежде, только не знала, что она так называется. А вот "Брызги шампанского" - это что-то новенькое.

@темы: музыка, книги, Дети Арбата

03:02 

"Дети Арбата", финал

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Дочитала "Прах и пепел" (и следовательно, всех "Детей Арбата" полностью)...
Частности

@темы: это "моё", книги, Дети Арбата

14:24 

Отрывками

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
"Поскрёбышев, как никто другой знавший своего шефа, предупреждал каждого входящего в кабинет:
- Хозяин на пределе".

Сейчас поймала себя на мысли, что подобные моменты для меня - тоже почему-то из области кинков.

А вот Сталин в паре с Берией, когда Берия ненавязчиво гнёт свою линию, порой нарушает приказы, и всё это ему сходит с рук...
"Племя шумно повернуло к перешейку, и там уже стоял Роджер.
Вождь сердито спросил:
- Ты почему не на посту?
Роджер поднял на него твёрдый, сумрачный взгляд:
- Просто спустился".
Голдинг, "Повелитель мух"

Вот что мне это напоминает, угу.

@темы: Дети Арбата, Повелитель мух, книги

18:30 

Очередные заметки по Д.А., пока дочитываем

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Сначала задумалась, что Борис в первой части и Глеб во второй-третьей как-то очень уж похожи по типажу, чуть ли не повторяют один другого. Спутник главного героя, можно сказать, товарищ по несчастью, в чём-то более опытный и приспособленный, легко сходящийся с людьми... Ну, такой, который нигде не пропадёт. Оба - насмешливые пофигисты и бабники, обоих, в общем-то, губит "внезапная настоящая любовь". А потом, уже после того, как подумала об этом, заметила, что у них и имена ээ... рифмуются. Интересно, это случайно или автор действительно что-то имел в виду?

"Говорю так, как вы того заслуживаете. <...> Дали себя заглотнуть, подставили головы. <...> И вы все безропотно подчинились, уехали дожидаться здесь лагеря. <...> Но ты боишься, трусишь! Привыкли жить рабами, рабами и помрёте. И поделом!"
Внезааапно)) Это Варя бы ещё могла такое сказать, но... Сашенька, кто бы говорил. Золотые годы юности вспомнил?)

А ещё очень умиляют постоянные секреты Полишинеля - вроде того, кто отец ребёнка Лены и где этот ребёнок теперь. Вроде бы все всё знают, но от них всё равно скрываем, они почему-то не в курсе.

@темы: Дети Арбата, книги

21:32 

"Прах и пепел", в процессе

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Третья книга грызётся, хотя с некоторым усилием. И дело не в сюжете - интересно, и не в стиле - рано делать выводы, но, кажется, стало получше, чем во второй...
Меня всё больше и больше бесит ГГ. Он не так ярок, как Варя, которая здесь мне опять-таки нравится куда больше, чем во второй книге. Не так интересен, как Шарок, который, конечно, эталонная сволочь, но его сволочизм задан изначально, поэтому уже любопытно, что за существо такое. Не так достоверен, как Вадим - невротик истерического типа, обладающий феноменальной способностью к вытеснению, проекции, а заодно и к двоемыслию чисто оруэлловскому (на самом деле знает, но искренне верит, что не знает). Ну и ладно бы: Саша - персонаж-зеркало, ему не положены слишком выраженные характеристики...
Но теперь же это не просто зеркало - это недоделанный "весь из себя такой особенный" моралист с белоплащизмом и тоннами рефлексий на тему "как всё ужасно, какие все вокруг гады, какой я сам гад... хотя нет, я не гад, у меня обстоятельства, а вообще я другой, а вот они..." Да нет, Сашенька, ты точно такой же и делаешь всё то же самое. Так-то ничего особенного, но когда раз за разом он выводится чуть ли ни как последний Человек с большой буквы и всеобщий светлый образ... Надоедает.
(К тому же, с двойными стандартами: все его сменяющие друг друга женщины - это как бы несчитово, но зато Варя посмела жить с гражданским мужем! рас рас).

PS. "- Как Будягин?
- По-прежнему не дает показаний, товарищ Сталин. Я сам допрашивал, и на очных ставках его уличали, и... Не признается, товарищ Сталин.
Сталин поднял тяжелый взгляд на Ежова:
- Справитесь с Будягиным?
- Обязательно, товарищ Сталин.
- Нет, - угрюмо сказал Сталин, - не справитесь. Я Будягина знаю еще по ссылке. И не мучайтесь с ним. Расстреляйте Будягина".


Мда... Спасибо автору хотя бы за это упоминание. Не зря он мне нравился.

@темы: Дети Арбата, книги

02:44 

Ещё чуть-чуть про Д.А.

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Первая книга - 1966-1983, вторая - 1988-1990. Семнадцать лет против двух, учитывая, что вторая даже несколько длиннее. Ну, это многое объясняет. И более схематичные описания переживаний (прежде всего, главных героев), и несколько более небрежный текст в целом (все эти шоферА, прожекторА внезапно начали резать слух... не, ну "шофера" в разговорной-профессиональной речи - нормально, но остальное...), и большие, сбивающие с толку временные скачки при переходе от одной сюжетной линии к другой, и тяготение исторических глав то ли к хронике, то ли к отчёту... (Повторить практически в одних и тех же выражениях схему "их пытают, пытают, и потом они сознаются" в десяти абзацах кряду, изменяя только имена собственные - автор, ну зачем же так. даже мне надоело)
Притом, что по-прежнему есть и очень сильные моменты - одни разговоры Вадима с Альтманом чего стоят. А сон с сундуком и стуком в дверь - от этого внезапно веет такой жутью, что самому хочется куда-то бежать и прятаться.
А, да, и манера перескакивать "из головы" одного персонажа "в голову" другого в течение одной сцены) Сейчас это почему-то считается моветоном, а ведь создаёт очень интересный эффект. Этакая полифония в режиме реального времени. Иногда образуются, правда, непонятки по типу "это В действительно так думает или это А думает, что В так думает?" Но если соблюдать такт... Интересный приём, жаль, что в наше время уже не котируется.

@темы: попытка размышления, книги, Дети Арбата

17:52 

Промежуточно-читательное

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Что-то у нас начинается лёгкий диссонанс с Рыбаковым... Некритично, по мелочи, но чувствуется.
Во-первых, любовная линия уходит куда-то близко к области сквиков. Хотя, конечно, может ещё "вырулить" - даже если не брать в расчёт третью часть "Страха", есть же ещё третья книга, а там всё может быть вообще по-другому. И даже, если нет - там много всего другого, на что можно обращать внимания в первую очередь, а эту линию уже так, заодно.
Но там ещё и что-то странное происходит с героями, какими-то они становятся... Немного не такими. Причём, что странно, условно отрицательных (и как бы отрицательных) это не касается: линия Шарока, линия Вадима - практически идеально. А вот у условно положительных периодически начинает едва уловимо фальшивить.
Линия Вики - это отдельный разговор) Она тоже как будто немного нереальная, немного искусственная, но там это к месту, она такой и должна быть. И хотя Вика мне ничем не симпатична, за неё невольно немного радуешься: ощущение, что ты наконец вырвался, тебе больше ничего не грозит - оно там очень сильное и очень настоящее. *ну и на моментах типа "По утрам Сюзанна подавала завтрак: кофе, молоко, круассаны, сливочное масло, конфитюр"; "Покупала Вика мелочи: парфюмерию, один раз увидела красивые ночные рубашки, бельё" и всяком таком чисто инстинктивно облизываешься, хоть и Париж нафиг не нужен*
Ну, и такие мелочи... Не очень хорошо, наверно, рассуждать в направлении "а вот я бы тут сделал так", когда речь идёт о признанном писателе. Но тем не менее... Вот так походя упомянуть Марка - это, конечно, круто и сильно, но если бы это делала я может быть, не следовало так уж фокусироваться на расстреле Каменева, Зиновьева и ко, хватило бы "представления" Паукера, и так всё понятно. В крайнем случае, желающие наверняка могли бы найти и в других источниках. А вот что перед финалом думал Марк - мне лично очень интересно. Понял хотя бы тогда, что вообще-то хрень творится, или и тогда решил, что Сталин лучше знает? С него бы сталось. (Хотя нет, это вряд ли. Всё же Марк - личность крайне самолюбивая и уверенная в себе в первую очередь).
У меня, правда, возникло предположение, что автор сознательно избегал подобных моментов - сомневался в способности правильно передать мысли и чувства человека, в чьей ситуации он не был, скажем... Но с другой стороны, следователем нквд он тоже не был, а Шарока выписал так, что веришь несомненно.
(И вообще многое из "самого интересного" остаётся за кадром. Мы ведь ещё увидим Будягина? Нет? Он мне нравится).

@темы: Дети Арбата, книги

22:27 

Размышления о книжном

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
"- Одни шпиёны вокруг, мать их так, правительство извести хотели, душегубы проклятушшие... Штоб осиротели мы... <...> За большие тышши Расею запродать хотели германцу и японцу, штоб русский народ на косоглазых горбатилси...
Вот как всё трансформировалось в его башке: "Расею запродать за большие тышши" ".

Рыбаков, "Страх".

Не далее как в понедельник сталкивалась с такими, ага.

Всё-таки самое жуткое во второй книге - это обычные люди. Фиг с ними с прелестями режима, с репрессиями, с чокнутым главарём и со всем прочим. И фиг бы даже со всеобщим страхом, люди не так храбры в массе своей. Но всё это - не просто с их согласия, а при поддержке и участии. Вот когда те самые милые человеки, которых уже знаешь по первой книге, внезапно начинают творить такое, что в голове только "Чел, ты чего? Ну разве так можно?" - вот тогда это действительно жутко. Может быть потому, что слишком напоминает наше время и наше общество. (Впрочем, если бы кому-то пришло в голову писать книгу о нас, то назвать её следовало бы "Ненависть").

Такие же люди, как вы,
С глазами вдолбленными в череп,
Такие же судьи, как вы,
Лишили вас холода тутовых ягод.

(с) Мандельштам

Ну, или так.

"Кто-то встал, а кто-то никак
Не может встать, когда захочется.
Кто-то спал, а кто-то не мог,
Когда беда и одиночество".


*последние строчки, правда, относятся совсем к другой теме, но мне кажется, сюда они подошли бы куда больше*

@темы: Дети Арбата, гражданское №, книги, попытка размышления, цитатное

00:49 

В поисках источника

Lass mich siegen, lass mich sterben, lass mich lieben, lass mich fliegen (c)
Кстати, насчёт "не могу одновременно"...
Черновик-то как раз создавался параллельно с чтением. Поле этой книги, в отличие от большинства других, почти не требовалось переключаться - миры недалеко разошлись. Но там возникал другой нехороший эффект...
Почему-то то обстоятельство, что чужая книга чем-то напоминает твои миры, но при этом выдержана в строгих рамках реализма, подсознательно толкает к тому, что твоё - заведомо хуже. Не из-за стиля, недостатка мастерства или чего-то ещё - в общем, исправимого, а в принципе - потому что у тебя-то не реализм. Значит, по любому несерьёзно. Интересно, кем это и почему стало считаться, что только реализм - это "всерьёз", а любой выход за его рамки дискредитирует? Считаю, это глубоко неправильно. И несправедливо. *как читатель считаю, если что. есть замечательные вещи и там, и там*

Зато плеер лапочка и по дороге в Посад и обратно выкинул нам все танцы Риты. Ну, кроме Flamme im Wind, которое он почему-то не распознаёт - но зато включил Halt mich (какое же оно всё-таки захватывающее), и Meine Welt, и Bresso... Правда, с Bresso у меня сейчас сложные отношения. Одно время для меня стал слишком много значить текст, и поэтому теперь оно вызывает отторжение. А ведь когда-то это был в первую очередь танец Риты и Лунева... Для них - им и остался. Как мне перестать фокусироваться на тексте, чёрт возьми?
Да, придумали новое развлечение: услышав подходящую песню прикидывать, в каких моментах она могла бы быть саундтреком, если бы существовал фильм)) Маленькая авторская мания величия... Но вдохновляет. Нет, правда, вдохновляет.

@темы: книги, медиатор, музыка, околотворческое, попытка размышления

Я разобьюсь, побеждённая своею победой

главная